С неба - в бой. Что разрабатывают для российского десанта будущего

Вторник, 06 Август 2019 14:14:00

С неба - в бой. Что разрабатывают для российского десанта будущего

О парашютных системах, которые уже эксплуатируются военными, а также о новых парашютах для армии и уникальных гражданских разработках одного из ведущих предприятий Ростеха — НИИ парашютостроения

Главное "оружие" российского десантника — это, конечно, парашют. Сегодня ведутся работы по модернизации стоящих на снабжении Воздушно-десантных войск (ВДВ) России образцов и созданию новых десантируемых систем, поэтому в ближайшие годы "крылатая пехота" станет еще мобильнее.

За всю историю развития НИИ парашютостроения спроектировал более 5 тыс. парашютных систем различного назначения. С момента создания системы претерпели глубокие качественные изменения, область их применения значительно расширилась. В настоящее время разработанные в стенах института парашюты используются для спасения экипажей различных летательных аппаратов, торможения самолетов при посадке, вывода их из штопора, приземления беспилотников, десантирования с самолетов личного состава и боевой техники (и боеприпасов различного калибра), спуска и сохранного приземления частей ракет, ракетопланов и искусственных спутников Земли, спуска аппаратуры автоматических аэростатов, космических аппаратов различного назначения (в том числе и на другие планеты), а также для спортивных целей.

Кроме того, в НИИ есть разработки, которые применяются в шахтах для остановки ударной волны взрыва (газа). В общем — самые разнообразные парашютные системы. В данный момент в институте ведется порядка десяти проектов. "Когда возникает необходимость применения парашютной системы любого назначения, даже зачастую экзотического, все приходят к нам, и тут все реализуется", — пояснил ТАСС начальник испытательной службы предприятия, парашютист-испытатель 1-го класса Владимир Нестеров.

В ходе посещения НИИ журналисты ТАСС побывали в сборочном цехе, где делают опытные образцы парашютно-десантной техники, которые потом поступают в испытательный центр для проведения испытаний. Здесь — и тормозные парашюты, и десантные, и спасательные, в том числе и парашютные системы для спускаемых аппаратов космических кораблей. Однако некоторые создаваемые тут изделия показывать запрещено.

Работники института признаются, что, к примеру, одну тормозную систему для самолета можно сделать достаточно быстро — за день половину изделия, однако все зависит от сложности конструкции системы и степени ее отработки.

"Простая конструкция и достаточно аэроупругий"

Если говорить о системах массового десантирования, которые применяются в Воздушно-десантных войсках, то, по мнению главного конструктора НИИ Владимира Качалова, эти парашютные системы должны иметь "минимально простую конструкцию, но при этом быть достаточно надежными и аэроупругими".

Что касается тканей, из которых изготавливаются парашютные системы, то эволюция их началась с натуральных — шелка, затем появились синтетические — полиамид и полиэфир. "Полиамид — это капрон, полиэфир — это, соответственно, лавсан. Есть плюсы и минусы каждой ткани: лавсан, допустим, более стойкий к ультрафиолету, к каким-то внешним воздействиям, температурным факторам", — говорит Качалов.

Ведется в НИИ работа и по совершенствованию материалов, в связи с этим идет постоянное взаимодействие с производителями материалов, поиск новых, совершенствование технологии их изготовления, пропитки и финишной отделки, где формируются основные эксплуатационные свойства, технологий сборки изделий.

"Идет снижение массы материала. Если говорить о первых натуральных материалах, там плотность купольной ткани доходила до 60–80 г на кв. м, сейчас уже последние образцы имеют плотность 32–34 г на кв. м. Здесь главное преимущество — уменьшение массы купола. У большинства она составляет около 15 кг. При этом если изначально парашют проектировался под массу десантника 120 кг, то современный купол проектируется уже под массу 160 кг с запасом прочности на 120 применений", — рассказывает Качалов, уточняя, что люди стали крупнее, увеличился объем вооружений. Изменилась и концепция десантирования.

Поэтому возникает необходимость минимизировать массу, а это происходит за счет того, что применяются более легкие ткани, которые также снижают и укладочный объем.

"Задача от нашего заказчика — спроектировать купола и системы из отечественных материалов, — горит специалист. — Новая система Д-14 разрабатывается полностью из отечественных материалов. Наряду с этим мы, конечно, ведем работы по исследованию импортных материалов для определения их свойств".

Качалов отмечает, что если говорить о ткани, то одна из главных характеристик — воздухопроницаемость. "Если шелк был сильно воздухопроницаемый, капрон уже ниже, то сейчас используются малопроницаемые ткани вплоть до нулевой проницаемости. Это тоже принципиально: чем меньше купол пропускает воздух, тем меньше может быть его площадь, что снижает массу. Это тоже положительно влияет и на объем, и на массу купола", — поясняет конструктор. В непроницаемый купол вводятся дополнительные конструктивные элементы, которые улучшают его аэродинамические свойства.

Как купола "учат" раскрываться

Создание авиационной техники — сложный процесс: сначала идет этап научных исследований, потом этап конструирования, опытного производства и лишь затем процесс наземных и летных испытаний (на базе испытательного комплекса аэродрома Киржач).

Всего в штате НИИ шесть парашютистов-испытателей и, как правило, они работают с 10–15 различными образцами парашютных систем. "Испытатели выполняют прыжок с испытуемыми системами, после этого системы уходят на переукладку, и испытатели выполняют следующую часть программы испытаний, — рассказывает Нестеров. — Если позволяют погодные условия и нет никаких нештатных ситуаций, то испытания могут быть выполнены достаточно быстро — в течение двух месяцев (наземная и летная части), а могут и растянуться на несколько месяцев, если что-то пошло не так. И год — это тоже не предел".

На счету у Владимира Павловича 13 200 прыжков, из них испытательных — 3700, а в 1986 году десантировался и внутри БМД-3. Он испытывал системы десантирования Д-5 серии 2, Д-6 серии 4, Д-8, Д-9, Д-10, Д-12. Причем, подчеркивает парашютист, программы испытаний у них одни и те же, но самая глубокая степень отработки была с системой Д-6, которая до сих пор находится на снабжении ВДВ.

"Она стала первой управляемой десантной парашютной системой. Не планирующей, а именно круглой, но которая могла перемещаться по горизонту и разворачиваться вокруг вертикальной оси по желанию парашютиста, чтобы уйти от препятствия. И развернуться в воздухе, чтоб опять же обеспечить наиболее благоприятные условия для приземления", — рассказывает ее испытатель.

Парашют Д-6 серии 4 пришел на смену Д-5 и стал основным в войсках, пройдя полный цикл всех испытаний. Начались они в середине 1970-х годов, а в армию эта система пошла лишь в середине 80-х. Примечательно, что ее совершенствовали порядка восьми лет, когда она уже эксплуатировалась в войсках.

И еще немаловажный момент: с Д-6 прыгал контингент с минимальной парашютной подготовкой (солдаты-срочники), поэтому здесь приходилось устранять буквально все недостатки. "И в итоге такой длительной работы нашего НИИ, Государственного испытательного центра Минобороны, войск ВДВ, тесной обратной связи с эксплуатантами система Д-6 была доведена до идеального состояния. И в настоящее время по своим показателям надежности в мире аналогов не имеет. Просто на ней выполнены десятки миллионов прыжков… И именно как техническое средство она имеет непревзойденный уровень надежности по реальному применению", — говорит Нестеров.

Система Д-10, которая пришла на смену Д-6, ничем не хуже, считает испытатель. Она также прошла полный цикл всех испытаний в начале 2000-х годов и находится на снабжении ВДВ, но срок ее эксплуатации еще небольшой. "Объем наработки не такой как на Д-6, и поэтому по уровню надежности она еще не сравнялась с Д-6, — говорит специалист. — Но со временем она приблизится к уровню Д-6 серии 4, который сейчас в войсках заменяется на Д-10".

По словам Нестерова, Д-10 создавался для того, чтобы устранить основную проблему, которая существует у десантных парашютов в мирное время, — "когда при достаточно высокой надежности возникает проблема схождения парашютистов в воздухе". Например, когда десантируется большая группа (до 120 человек) из самолета Ил-76. И когда все одновременно раскрывают парашюты в воздухе, а там существуют горизонтальные и вертикальные воздушные потоки, есть вероятность схождения парашютистов между собой.

"Если верхний парашютист на Д-6 попадает в след нижнего, там возникает турбулентность, верхний парашют складывается, парашютист проваливается в купол нижнего, они складываются, и приходится применять запасной. А это молодые солдаты не всегда могут сделать, что приводит к тяжелым травмам при приземлении, — поясняет Нестеров. — И Д-10 создавался именно для того, чтобы обеспечить повышенную работоспособность куполов при схождении в воздухе, сохраняя все прочие технические характеристики. Поэтому у него и такая необычная форма — он не полностью сферический, как другие парашюты, а патиссонообразный. Эта форма обеспечивает ему особую аэродинамику, которая при попадании в след другого парашюта позволяет ему самостоятельно уходить из этой зоны затенения".

"Шелест" и "Реновация": новые концепции

Парашютная система, которая является продолжением работ по Д-10, — это Д-10 серии 2"Реновация". Главный конструктор НИИ поясняет, что сейчас система Д-10 надевается поверх бронежилета, потому что изначально она проектировалась для спуска десантника, который не имеет серьезной защиты и десантируется в разгрузочном жилете с минимальным объемом груза.

По его словам, это направление действует в рамках концепции именно массового десантирования, которое применяют военно-транспортные самолеты "Ан" и "Ил". "Когда идет многопоточная выброска и десантник, который спустился с этой системой, затем высвобождается от нее, снимает, оставляет систему на земле и дальше действует в своем штатном бронежилете", — говорит специалист.

Однако есть и дальнейшее совершенствование по этой работе. В ближайшее время в институте начнутся испытания парашютно-десантной системы нового поколения Д-14 "Шелест", предназначенной для десантирования в экипировке "Ратник".

"Техника у нас сейчас выходит на первый этап испытаний", — говорит Нестеров, подчеркивая, что у этой системы совсем другая компоновка. Если у обычного основной парашют сзади, а запасной — спереди, контейнер грузовой находится сзади ниже ранца самого парашюта, то в новом — "основной и запасной парашюты сзади, а спереди — большой грузовой контейнер, который больше и по объему, и по массе груза".

По словам главного конструктора НИИ Качалова, данная система имеет несколько точек подвески под навесное оборудование, под стрелковое, под дополнительный контейнер для груза.

При разработке системы, по словам Качалова, учтена другая стратегия применения — вступление в бой с момента десантирования. "То есть у бойца на груди помимо бронежилета есть стрелковое вооружение, которое доступно ему и находится в руках. Ранее — было недоступно, потому что спереди находился запасной парашют, соответственно, автомат крепился уже снизу — был вне зоны действий, и десантник не мог его сразу достать, — поясняет конструктор. — Исходя из новой концепции, военнослужащий фактически может вступить в бой начиная уже с воздуха".

"Здесь идет проектирование нового купола, этап опытно-конструкторских работ в части эскизно-технического проектирования уже закончен. Сейчас изготавливается материальная часть, и мы уже приступаем к испытаниям — буквально в ближайшие дни, после Дня ВДВ начнем", — сказал Качалов.

"Шанс", "Тандем" и "Штурм"

В институте в настоящее время разрабатывается система для экстренного спасения людей из высотных зданий и сооружений при экстремальных ситуациях. Например, при пожаре, когда парашют позволит человеку удачно приземлиться.

"Название кричащее — "Шанс". Выполнен полный цикл испытаний, сейчас идет этап сертификации данной системы именно как средства спасения, активно идет работа с независимым консультационным центром в этом направлении — готовятся материалы, и я думаю, что мы завершим работу по сертификации парашюта как средства спасения уже в августе 2019 года. Соответственно, будем готовы к поставкам изделия заказчику", — говорит Качалов, уточняя, что сейчас идет ряд переговоров, в том числе по линии Минпромторга, и до конца года будет заключен контракт на серийную поставку.

Еще одна гражданская разработка НИИ — система "Тандем". Она может быть использована и как учебная, развлекательная и специального назначения — для доставки неподготовленного специалиста в труднодоступный район. Система в ее первой модификации позволяет инструктору нести дополнительный груз на точках подвески, который также интегрируется в основную подвесную систему. Изначально эта система задумана как лидерная для целой группы различных парашютных систем, в том числе грузовой управляемой. В настоящее время проводятся испытания системы.



В НИИ разработан также уникальный безранцевый парашют "Штурм" для спецназа, с которым они могут десантироваться с высоты 80 метров. "БС-1 — это инициативная работа, которая изначально базировалась на подвесной системе серийной парашютной системы Д-10", — рассказывает Качалов. Специфика системы заключается в том, что при вводе обычного десантного парашюта очередность следующая: идет выгрузка десантника, дальше выводится в действие стабилизирующий парашют, затем — основной, после чего, соответственно, идет свободное падение. В свою очередь, у Д-10 минимальная безопасная высота десантирования — не ниже 400 метров, в условиях военного времени — 200.

"По этой системе у нас подтверждена безопасная высота 80 м. Проведена программа летных испытаний, которая завершена на текущий момент более чем на 50%. Фактически мы подтверждаем именно то, что сама концепция, порядок ввода — работает, и это имеет место", — говорит специалист, отмечая, что в следующем году эту систему будут готовы довести до стадии серийного производства.

Источник: www.tass.ru