Профессии Ростеха: инженер-конструктор парашютов

Ростех сегодня объединяет более 800 научных и производственных организаций самых разных направлений. На предприятиях Корпорации работают без малого 600 тыс. сотрудников, среди которых есть представители интересных, а порой и просто уникальных профессий. Мы уже рассказывали об испытателях оружия, промышленных дизайнерах, маркшейдерах, криптографах и других специальностях.

Герой сегодняшнего выпуска – конструктор парашютов. О своем опыте и нюансах профессии рассказывает Виктория Скворцова, инженер-конструктор первой категории НИИ парашютостроения холдинга «Технодинамика».

– Виктория, расскажите, пожалуйста, как попасть в профессию? Какое образование нужно? Сколько лет учиться?

– Попасть в профессию можно самыми неожиданными для себя путями. Я уже восемь лет работаю в Институте и видела многие истории: некоторые люди работают тут «по наследству», некоторые приходили потому, что их привели сюда товарищи, уже здесь работавшие. Есть даже люди, кто за годы работы в НИИ успели переквалифицироваться из, например, юридической сферы в хороших, классных специалистов парашютного кластера. Я считаю, что человек должен иметь или быть в процессе получения высшего образования к моменту устройства на работу. «Корочка» говорит о том, что человек умеет быстро и качественно искать информацию, обладает достаточной сообразительностью и гибкостью ума, чтобы заниматься подобной нетривиальной работой.

– Какие знания и опыт нужны инженеру-конструктору парашютов?

– «Забудьте все, чему вас учили в институте». На самом деле, конечно же, нет. Умение работать в CAD-системах значительно упрощает жизнь и повышает ценность молодого специалиста для предприятия в целом. Умение делать какие-то минимальные расчеты на прочность... К сожалению, в вузах не учат практически аэродинамике парашютов. Поэтому так или иначе – приходишь сюда как чистый лист, и уже здесь из человека воспитывают специалиста, инженера-конструктора парашютов.

– Какие навыки и умения самые важные?

– За все годы оказалось, что самым важным моим умением являются воображение и начальные навыки шитья. Каждый раз, когда чертишь какое-нибудь звено или парашютную камеру, то, чтобы понятно изложить свою мысль на бумаге, а потом ее грамотно прочли наши швеи и поняли, что я от них хочу, нужно очень много пространственно мыслить. Сейчас приходят новенькие стажеры к нам после МАИ, которые всю учебу учились чертить твердотельные конструкции – у них «глаза на лоб лезут». Но ничего, мы их тут же воспитываем, все у них будет хорошо.

– С каким оборудованием работаете? Как проходит ваша работа?

– В основном моя работа происходит в офисе: я – чертежник. Но также достаточно тесно работаю с производством – когда идет отработка какой-нибудь новой конструкции, Цех зовет рассказывать им, что я хочу увидеть. Были случаи, когда приходилось делать лекала самой, чтобы процесс изготовления не стоял. После изготовления изделия или его макета начинаются долгие и интересные примерки на парашютном контейнере – смотрим, как, что проложить, где лучше разместить тот или иной узел парашютной системы. Удобно то, что и Цех, и участок укладки находятся прямо на территории НИИ – не надо никуда ехать, можно буквально выйдя в соседнее здание потрогать все руками, повертеть, посмотреть, насколько мое воображение оказалось точным в изложении своей мысли на бумаге.


Фото: Антон Тушин

– Расскажите о профессиональных достижениях, которыми вы гордитесь. Какой проект запомнился больше всего?

– Самый запомнившийся проект, конечно – первый. Я пришла «зеленой девочкой», в отделе было всего два человека, кто занимался вычерчиванием в цифровой вид. Меня поэтому тут же кинули на серьезную работу – вычертить камеру основного блока для 1200-метрового парашюта. Я с ней билась... долго. Это было правда долго. Осознала в полной мере я конструкцию этой камеры еще только через год после того, как ее отшили. Это были ни с чем не сравнимые эмоции! В тот момент, кажется, я и стала инженером-конструктором полностью.

– Как много специалистов вашей профессии в России?

– Специалистов парашютного кластера не так много в России. Предприятий мало, они не на слуху, а в ведущих авиационных вузах нет близких дисциплин – только один семестр на одной единственной кафедре. И все же, если ты один раз пришел в «парашютку», скорее всего, это любовь навсегда.